«Досье»
Спец проект United Volga - досье на всех известных личностей
Рубрика «Интервью»
Корреспонденты UV общаются с главными действующими лицами сегодняшних новостей
Коротко: Ситуация на рынке труда Самары
Исполнительный директор фонда «Гражданский Союз» Олег Шарипков: «Фандрайзинг – работа не для слабонервных»

Пензенский фонд местного сообщества «Гражданский Союз» существует с 2002 года. За это время он сумел не только выжить, но и обрести финансовую стабильность, которая позволила ему приобрести собственное помещение, и переехать фонд планирует до конца нынешнего года. При этом фонд продолжает оставаться некоммерческой организацией, существующей за счет грантов и финансовых пожертвований местных спонсоров. Главной целью фонда является оказание помощи  таким же некоммерческим организациям. О работе фонда мы беседуем с исполнительным директором фонда Олегом Шарипковым.

- Олег Викторович, Вы по профессии инженер, как Вам удалось переквалифицироваться в менеджера и уверенно вести фонд к финансовой стабильности?

- Действительно, прежде я работал в различных коммерческих фирмах; самое большее, чего достиг – это  должность заместителя генерального директора. Однажды руководитель  моей фирмы попросил помочь одной общественной организации. Так я впервые попал в Ассоциацию беженцев и переселенцев «Светоч» и узнал, что такое НКО. А когда мне предложили создать фонд, я, не раздумывая, согласился.

- Приходилось где-то учиться этой работе?

- Первым фонд местного сообщества появился в городе Тольятти. И поэтому учиться приходилось там. Коллеги познакомили меня с попечительским советом, правлением фонда «Тольятти», устроили встречу с банкирами, снабдили необходимыми документами.

Вернувшись в Пензу, стал думать, где найти деньги. В это время объявили о Ярмарке социальных проектов ПФО, которую проводил Сергей Кириенко. Я написал проект и подал заявку на эту ярмарку. Получил грант в размере 150 тысяч рублей на создание фонда. На эти деньги мы набрали сотрудников, обучили их опять же в Тольятти, купили один компьютер, стол, стул, телефон. Помещения своего у нас не было, нас приютил «Светоч».
 
- А сейчас?

- Сейчас есть вся необходимая техника. Мы приобрели новый офис, делаем в нем ремонт. Он довольно просторный, там можно проводить крупные мероприятия. Что касается финансовых средств, то их объем каждый год удваивается. В прошлом году мы привлекли более 3 миллионов рублей.

- В чем преимущество фонда местного сообщества перед другими благотворительными фондами?

- Фонд местного сообщества черпает свои средства непосредственно на той территории, на которой он расположен. Мы работаем в Пензенской области, и большую долю средств мы собираем здесь. Это и частные пожертвования, и пожертвования компаний, и небольшие бюджетные ресурсы. В то же время мы стараемся привлекать и внешние инвестиции – это российские и международные гранты и пожертвования компаний федерального уровня.

- Как же Вам удается добывать деньги, допустим, для выдачи грантов победителям конкурса социально-культурных проектов, который ваш фонд проводит ежегодно?

- Это очень трудно. Мы учились, и продолжаем учиться привлечению спонсорских финансовых средств, или, как его сейчас называют, фандрайзингу.  Это очень тяжелая работа, к которой надо морально себя подготовить. Потому что ты можешь обзвонить 50 организаций, и в 49-ти тебе скажут «извините». Это в лучшем случае. А могут еще и послать по-хорошему. Надо не злиться, не считать, что они такие плохие и тебе денег не дают. Просто у всех разные ситуации, и надо продолжать работать дальше.

- Есть ли у Вас постоянные помощники?

- Да, есть постоянные благотворители, которые из года в год нам помогают. Это компания «Стройдизайнконсалтинг», завод «Власть труда», предприятие «ГАКС Армсервис», банк «Тарханы», завод «Электроприбор», компания «Мегаполис».

Этот список постоянно расширяется. Если в начале нашей работы были в основном случайные благотворители, то сейчас у некоторых компаний есть специальные благотворительные программы, под которые они заранее, при составлении годового бюджета, закладывают средства. Пришло понимание, что благотворительные программы – это элемент корпоративной культуры.

- А какие программы Вы можете назвать?

- Например,  вместе с компанией «Мегаполис» мы учредили благотворительную программу, которая называется «Наш день рождения». Это когда компания в свой день рождения дарит по 5 тысяч рублей всем мамам, которые в этот день родили малышей в Пензе и Кузнецке. Мы пропагандируем эту программу для того, чтобы к ней подключались другие предприятия. И у «Мегаполиса» нашлись последователи. Это банк «Тарханы», Пензенский «Бизнес-клуб», организации «Пластокно», «Фармация». Радует, что уже независимо от нас программа набирает обороты.

Другой пример – это стипендиальная программа «Молодежь – строитель будущего» компании «Стройдизайнконсалтинг». Программа действует третий год. Сначала она работала только для студентов строительного института, в этом году программа стала общегородской. Ежемесячная стипендия увеличилась до 1500 рублей. Ее будут получать 20 человек.

- Возможности вашего фонда, вероятно, широко используются в предвыборных кампаниях?

- С желающими использовать благотворительную деятельность эпизодически, перед выборами,  мы встречаемся и объясняем, что надо заниматься этой деятельностью системно, а не от случая к случаю. Некоторые соглашаются с этим, и нам удается вместе поработать. К тому же у нас такое правило – мы примем любые деньги, но условия их использования будут наши. К примеру, они будут направлены на выплату стипендий,  грантов  или другие мероприятия. Но это должны быть абсолютно прозрачные, открытые и всем понятные процедуры. Вот на таких условиях мы готовы принять от благотворителей средства.

- Обширный участок вашей деятельности – это выдача грантов…

- Миссия фонда местного сообщества – поддержка общественных организаций. Маленькой фирме трудно собрать большую сумму денег и помочь какой-либо общественной организации. А мы, аккумулируя средства десятков таких организаций, набираем грантовый фонд  в 100-200 тысяч рублей и формируем 5-10 грантов,  чтобы на открытом конкурсе эти гранты распределить. И таким образом поддерживаются лучшие НКО, или, вернее, лучшие проекты этих НКО.

Сейчас ситуация такая, что в Пензе и Пензенской области общественные организации медленно угасают. Их развитие пошло на спад, начался регресс. Он начался не сегодня, не вчера, а два года назад. Сейчас, на мой взгляд, необходимо поддерживать не проекты общественных организаций, а уставную деятельность этих организаций. Чтобы они не сворачивали свои основные функции, а продолжали работать. И осенний конкурс грантов будет направлен именно на поддержку уставной деятельности общественных организаций. 

- В чем причина регресса общественных организаций? Ведь сейчас прилагается много усилий для создания гражданского общества, а НКО его главная составляющая.

- За последние два года в Пензенской области не создано ни  одной новой организации. Бывает, сверху какой-то клич кинут, организация появится, ее активно пиарят, проходит два месяца и новой организации не видно. Пока нет такого, чтобы возникали яркие организации, которые признало бы сообщество общественных организаций. И те программы, которые действуют в существующих НКО, потихоньку сворачиваются.

В чем причина? Во-первых, в том, что практически свернут грантовый механизм на уровне федерации. С грантового поля ушли многие международные организации, которые задавали тон в такого рода поддержке. Предполагалось, что, когда они уйдут, оживятся российские грантодатели. Но получилось наоборот. В этом году, осознав происходящее, впервые Общественная Палата РФ объявила о конкурсе проектов, в котором мы выиграли грант.

Во-вторых, малодоступность для НКО бюджетных ресурсов. Если 3-4 года назад они могли достаточно просто получить какие-то бюджетные средства, то теперь доступ к ним существенно ограничен.

И третий момент – прекращение договоров на безвозмездную аренду помещений общественными организациями. Это происходит не только в Пензе, но и в других регионах. Раньше общественные организации, занимая помещения, оплачивали только коммунальные услуги. Для города это было хорошо тем, что общественные организации оттягивали на себя часть людей, которые в противном случае пошли бы в городскую администрацию. Теперь договора безвозмездной аренды с ними расторгнуты, им вменена коммерческая арендная плата, которую общественные организации платить не в состоянии. Они вынуждены сокращать занимаемые площади, соответственно, объем оказываемых ими услуг падает. В результате, общественные организации стали закрываться, переезжать из центра города в подвалы.

Не случайно наш последний проект, одобренный Общественной Палатой РФ, направлен на создание Центра общественного развития. В этом Центре общественные организации смогут проводить свои мероприятия, брать презентационное оборудование и проводить на своих площадках мероприятия, распечатывать документы, визитки, буклеты. Мы рассчитываем, что с помощью Центра общественного развития мы усилим общественные организации.

- Внесены изменения в федеральный закон «О некоммерческих организациях». Как они отразились на деятельности общественных организаций?

- Самым негативным образом. Эти изменения приведут к тому, что деятельность общественных организаций будет продолжать сворачиваться. Потому что отчетность, которую надо составлять по этому закону, смогут осилить только сильные общественные организации, слабые - будут зарываться или терять статус юридического лица и работать без расчетного счета, на голом энтузиазме.

В законе есть самые невероятные требования: например, должны быть описаны цели и задачи каждого мероприятия, составлен список его участников. Все это займет как минимум 200-300 страниц. То есть к 15 апреля 2007 года я должен написать эти  200 страниц и отнести в федеральную регистрационную службу, в которой  на проверке общественных организаций работает 2-3 человека. Если 2 тысячи НКО принесут такое количество материалов, они просто не смогут все это прочитать. К тому же, чтобы подготовить эти 200 страниц, надо содержать отдельного сотрудника и платить ему зарплату.

Еще в законе содержится очень странное требование о том, чтобы НКО отслеживали, что о них сообщает пресса. То есть я должен знать, где о нас сообщили, все это скопировать, записать на пленку и отчитаться. Слава Богу, там есть графа «деятельность не освещалась».

- То есть государство выдвигает перед НКО много обязательств, а помогать деньгами не спешит?

- Совершенно верно. К тому же НКО постоянно слышат упреки о том, что они финансируются западными организациями, работают по заказу. Здесь уместен такой аргумент: если нелояльность можно купить за деньги, то и лояльность можно купить за деньги. А почему же этих денег нет?

- А много ли в нашей стране существует фондов, подобных вашему?

- В наше Партнерство местных сообществ входит всего 15 фондов. Так случилось, что большинство из них расположены в Поволжье. А вообще география нашего Партнерства простирается от Калининграда до Улан-Удэ. Председатель Партнерства ежегодно меняется. В  прошлом году председателем был я, в нынешнем году – Борис Цирульников из Тольятти.

- А для чего вы объединились в Партнерство?

- Для того, чтобы вместе работать, продвигать свои технологии, развивать новые формы работы. Год от года число фондов местных сообществ возрастает. В этом году в Партнерство вступили Иркутская область и город Ангарск. В эти дни в городе Первоуральске проходит семинар для новых инициативных групп.

Сотрудник нашего фонда на этом семинаре будет проводить консультации по связям с общественностью. Несмотря на скромное бюджетное финансирование, с каждым семинаром фондов местных сообществ становится все больше. Появляются компании, которые заинтересованы в их создании, для которых наличие на территории фонда местного сообщества позволяет часть своих социальных обязательств переложить на фонд.
 
Мы убеждены в отличных перспективах развития фондов местных сообществ в России. Понемногу в этом убеждается и местная власть, поскольку фонд местного сообщества предоставляет муниципалитету новый общественный инструмент развития социальной политики в регионе.

Комментарии
Ваше имя:
Введите код: